Перейти к содержанию
Как попасть на форум, если у Вас.. Читать далее... ×

Арена Арена I ГИ. День Одиннадцатый: Финальные битвы

Рекомендуемые сообщения

image.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Годно 1

10 дней. 10 дней, наполненных приключениями. Иногда они были весёлыми, иногда ужасными. Временами удавалось найти целые сундуки с сокровищами, а иногда так же легко удавалось потерять почти всё. Ради победы только вперёд! Но что означает победа, и есть ли она в этих играх? Погибнуть самому, спасая друга, маленького товарища, любимого, или сражаться на равных, каждый момент пребывая в полной готовности к потере. Такие моменты не предполагают выбора. Но от них и не избавиться. Они изводят трибутов каждую ночь. А порой хватает лишь одной ночи, чтобы запомнить её на всю жизнь.

 

Последняя из них была самой длинной. Юбилейная. Десятая.

 

За это время Доркас успела найти нужное созвездие, абсолютно греческое, но даже эта счастливая новость не могла оторвать её от одной важной дилеммы. Той самой, что сопела у нее под боком. Она не собиралась притворяться добреньким трибутом и совершенно точно знала, что её задача заключается в собственном выживании. Но это совершенно не исключало той мысли, что пережить гибель Тай будет очень и очень тяжело. Тяжело принять решение помогать себе, если она окажется при смерти, как тогда, в домике с циклопом.

 

Даша, как настоящий воин, спала во всеоружии, и, кажется, была самой готовой к финалу из всех трибутов. Всегда готова, всегда во всеоружии. Но попытки рассчитать исходы и вероятности их большого по меркам арены союза мешали ей спать. Она точно знала, что её не убьют, а если даже и убьют, то восстановят. К боли, кажется, она уже привыкла. Но ей безумно хотелось победить. Победить с гордо поднятой головой. "Или с гордо поднятым пульсаромётом", - довольно кивнула своим мыслям Даша и уснула.

 

Ретар неподвижно лежал в самой неудобной позе, но так, чтобы смотреть на Фокс. Да или нет, нет или да, третьего не дано. "Вот черт", - тихо выругался он и лёг на спину, закрыв глаза. А Фокс всё это время пыталась считать мантикор, чтобы не открыть глаза. Только не открыть, иначе всё станет слишком сложным. Ещё один день, последний день.

 

Стело смотрела на звёзды и была опустошена, поэтому почти ни о чём не думала. Можно себе представить многое, включая дружбу или любовь на арене, но никогда не будешь готов к тому, как привяжешься к одному существу, монстру, тёплому и мурчащему монстру. За один день. Она закрывает лицо руками и закусывает губу, но не плакать не удаётся - слёзы текут из-под пальцев.

 

А где-то возле небольшого камня на опушке лежит обугленный кулончик из Капитолия. А вокруг быстро-быстро и совершенно волшебно разбегаются и расцветают незабудки. Луна освещает камень, словно грустно проводя ладонью, и отражается от надписи, которая отныне выгравирована лунным камнем: "Кали". И этот свет, отражённый - о, чудо! - доходит до неба, где загорается одна-единственная звезда, но она совершенно не такая, как мириады светящих здесь. Потому что она настоящая. 

 

- Что это было? - задаёт вопрос Распорядителю Президент.

- Просто эффектная картинка, - улыбается Анетт. 

Кажется, они обе не верят друг другу, но не могут иначе, как доверять. Такова жизнь, и игры в ней не лучше, чем те, что на Арене.

- Монстры готовы, - эльф-ареновик с самым серьёзным видом, что только можно представить, предстаёт перед Распорядителем.

А та бросает взгляд на мониторы ещё раз, вздыхает и...

- Солнце через полчаса. Таймер 5 минут. Трансгрессия на нейтральную позицию. И не забывайте про мой особый сюрприз. Надеюсь, всё прошло отлично.

- Мутация отличная, - подтвердил эльф, - сложно было лишь с гоблинами. И это... - он запинается, - это ужасно.

- Жертв, всё требует жертв, - холодно отвечает Анетт.

 

Вот-вот наступит 11 день. Последний в этих играх. Остаётся лишь запомнить сон, последний сон.

 

Стело снится Кали, и трибут чувствует себя более защищённым после ободряющего напутствия своего огромного друга. А вот остальных посетят особые сны. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Спасибо 1

В предрассветный час Фокс снился лабиринт. Не опасный и тёмный, как можно было бы себе представить… Хотя да, опасный и тёмный, но знакомый и родной. Это был её дистрикт. Она шла по лабиринту, точно зная, куда и где свернуть. В одном из закоулков навстречу ей вышла волшебница. Лица её видно не было, но по фигуре, по одеяниям, ну, и по внутренней интуиции, конечно же, девушка поняла, что это та самая волшебница, которая называлась Хранительницей Судеб.
- Сила, - тихо сказала Фиби, положив одну руку на правое плечо Фокс, - и ловкость, - добавила она, коснувшись другого плеча трибута.
А после исчезла, словно растворилась в воздухе.

Ретар витал посреди тёмного пространства, глядя на переворачивающие перед ним песочные часы, подсвеченные светом, похожим на лунным.
- Кто-то бы сказал, что твой сон очень странный, - услышал он голос рядом с собой, - но не я. Удача и ловкость – отличный выбор. Но не всегда достаточно удачи, нужно иметь хороший щит, иначе…
Светящаяся ярким белым светом фигура возле Ретара замолчала. Он ждал, что она продолжит, но фигура исчезла так же в миг, как и появилась.

Во снах Даша сражалась, как бы это ни было удивительно. Нужно использовать всё время с умом, даже время сновидений. Возникшая в её сне волшебница, к счастью, не стала очередной мишенью для сновиденческого пульсаромета.
- Что ж, теперь ясно, почему сила и защита. Ты настоящий воин, - сказала Хранительница Судеб, а в её голосе отчётливо была слышна улыбка.
Olyush почти исчезла, но вдруг появилась вновь и добавила одну очень странную фразу: «Как говорит один мой коллега – внимание к деталям, стремление к идеалу. Ты многое складывала, но кое-что не сложила. Ещё есть время подумать».

Доркас в своём сне сидела на огромном отполированном камне посреди океана, опустив ноги в воду и вглядываясь в звёзды, отражающиеся на водной глади. Хоть она и увидела их впервые именно на арене, месте, наполненном жестокостью и несправедливостью, но они ей нравились. Завораживающие…
- Магия, - послышался голос от воды, которая вспыхивала свечением то тут, то здесь. – Она бывает разной. Есть магия, которой невозможно достичь, но именно поэтому она и является основоположной. А есть та, которая тебе пригодится. И капелька выживания, конечно.
Позади Доркас раздался звук падающей капли, она оглянулась и увидела круги на воде, которые медленно разбегались вдаль.

А вот у представительницы 8 дистрикта во сне, конечно же, было очень весело. Здесь были и единороги, и пегасы, и кентавры, а сама Тай бегала по траве босиком, ну, то есть без ботинок, не скрывая свои копытца, и хохотала. Волшебница стояла и улыбалась, глядя на эту беззаботность, ожидая, когда же девочка её заметит.
- А я Вас уже видела, - сказала Тай, подбегая к Хранительнице Судеб, - я всегда вижу один и тот же сон. Это правда или не правда?
- Одно не исключает другого, - тихо ответила Фиби, задумавшись. – Возможно, не стоит скрывать, кто ты, хотя бы в последний день, - добавила она, указав на копытца девочки. – А от меня тебе ловкость и магия, которой всё же надо пользоваться без излишней ярости.
Легко коснувшись плеча Тай, Хранительница Судеб рассыпалась капельками росы по зелёной-зелёной траве, ровно такой же, какую можно увидеть только в 8 дистрикте.

И когда эти пять трибутов проснулись, то каждый обнаружил рядом с собой золотые фигурки в виде тарелки с пельмешками. И, коснувшись фигурок, они услышали знакомый голос: "Лишь только мир проснётся вновь, луч солнца вниз... и не упав, призвавший нас прольёт тут кровь, но жизнь оставив во сердцах. И если вдруг случится так, что мир закрутится в глазах, что лишь остался ход один, и если нужен срочно шанс иль не осталось уже сил, то дар от нас прими за дар. Его ты только попроси, он может всё - и в жизнь, и в прах, и дать поток сильнейших сил, привлечь подмогу, укрепить, придать надежды, защитить, в миг ловкой быть иль излечить".

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Stelo. День 11й, финал.

 

Накануне поздним вечером, окружив место своего ночлега всевозможными барьерами, я долго смотрела сквозь слёзы на тускловатые звёзды на небе Арены, а затем провалилась в тревожный сон. Снилось, что я из последних сил бегу в сумерках по лесу, чужому, недоброму, и меня преследуют смутные тени. Темные и опасные, они уверенно настигали меня, замыкая кольцо. Выбежав на поляну, я поняла, что окружена, и заметалась в поисках выхода. Но его не было, и я приготовилась принять неравный бой… как вдруг откуда-то с высоты раздался оглушительный рык, чья-то тень на миг закрыла небо, свистнули крылья… несколько секунд, и мои преследователи отступили перед громадным зверем, спикировавшим с небес. Я смотрю во все глаза, и тут мой неожиданный спаситель разворачивается, и я встречаюсь взглядом с Кали… и всё вокруг стихает, и только шаги мягких лап слышатся в тишине. Не отводя янтарно-жёлтых глаз, мантикора подходит вплотную и, мелодично мурлыкнув, трётся лобастой головой о плечо, едва не сбивая с ног. Вы видели, как улыбаются домашние кошки? Так вот, она так же улыбается. Я тут же запускаю руки в жёсткую гриву и спешу прошептать всё, что не успела наяву.  А потом, лизнув на прощанье шершавым языком и тихо рыкнув, она мягким прыжком взмывает в небо, чтобы стремительно набрав высоту, раствориться в вечерней синеве небосклона. А там, где я в последний раз увидела исчезающую тёмную точку, вспыхивает звезда. Яркая и тёплая. Настоящая.

Вот и попрощались.

 

Может быть, именно поэтому утро нового, 11го на Арене дня я встречаю без той чёрной плиты отчаяния, что придавила меня с вечера.

Хотя, лучше сказать, это утро меня встречает.

Тишиной. Абсолютной. Словно вымерли насекомые и птицы, и даже ветер примолк, не шелестит листвой. Такое бывает только перед самыми сокрушительными грозами.

Я едва успеваю вылезти из гамака и осмотреть окрестности, пытаясь понять, в чём дело, как небо надо мной мерцает и украшается громадным таймером, светящимися цифрами ведущим обратный отсчёт. И, если верить ему, у меня осталось меньше пяти минут. В тот же миг я ощущаю мгновенное перемещение – это срабатывает портал.

 

Началось.

 

Я оказываюсь в совершенно незнакомом месте – на гладкой широкой поляне, окружённой редколесьем. Сразу же отхожу с центра ничем не защищенного пространства к деревьям, и очень вовремя. Ибо на середину поляны сверху плавно опускается громадный куб из похожего на металл материала.

И в нём что-то шипит.

А ведь я это шипение точно уже слышала. Да вчера и слышала, кстати!

И в ту же секунду, как понимаю, что за встреча мне предстоит, моя рука тянется к посоху, чтобы создать вокруг себя щиты. Они выходят довольно сильными; а ещё я решаю добавить вокруг куба три ловушки из лиан. До поры-до времени они скрыты в траве и незаметны, но если  наступить – удержат, пожалуй, даже дракона.

 

Но тут моё время на подготовку истекает, ящик взрывается изнутри, обломки свистят во все стороны – мимо, к счастью, и вслед за ними на меня несётся громадная шестиголовая гидра. Скорость у неё сумасшедшая, но, опять же к счастью, прямо у неё на пути оказывается одна из моих ловушке. Лианы спутывают лапы  гидры, та шипит и тут же впивается в них всеми шестью комплектами острейших клыков. Разумеется, тут же разгрызает. Но выигранного времени мне хватает, чтобы запустить в неё молнией. Разряд срывается с руки, сетью голубых вспышек проходится по сонмищу голов… гидра вздрагивает и шарахается в сторону. Прямо во вторую ловушку, которую тут же постигает участь первой: разгрызена она вмиг. И снова этого мига мне хватило на магический удар… и гидра падает, как подкошенная.

Первый бой позади.

 

Но на место первого куба уже приземляется второй, почти такой же, даже, кажется, повыше. Пока он недвижим, я стремительно восстанавливаю ловушки, стараясь отойти от куба подальше, и даже подумываю, не набрать ли яда гидры в бутылочку, как куб вздрагивает и взрывается осколками. Три из которых практически на нет сводят мой магический щит от физического урона. Обновить, срочно!

Но кто же в кубике сидел?

 

Пыль от взрыва рассеивается, и я вижу его. Высокий уродливый гигант-циклоп, на первый взгляд медлительный и неповоротливый. И ярко-алый, пугающе кровавый глаз во лбу. Мы встречаемся глазами – два моих, один его – и из его ока прямо в меня бьёт ослепительно-алый луч, а вслед прилетает яростный рёв. Если бы не щиты, я бы уже погибла от такого удара!

Да что же это такое? С ответным воплем посылаю в него молнию, прямо в налитый кровью глазище. Циклоп пошатывается – ага, не нравится! А потом начинает шарить длинными, до земли свисающими ручищами в какой-то куче за собой, находит что-то и спешно засовывает в рот.

Когда я осознала что он пожирает гоблинов – живых!  - то порадовалась, что не завтракала сегодня, а то бы рассталась с завтраком прямо тут. А циклоп таким образом лечится, вон, и шататься перестал. Да так быстро, несколько секунд всего у него ушло на эту жуткую трапезу. Как раз, чтобы мне собрать силы в ладонях и направить на него. Ннна, получи ещё одну молнию, монстр! Вон, аж задымился!

Ему не до атак: он жрёт. И где у него только там столько гоблинов припасено? Но лечение ему помогает, глаз наливается алым светом, и снова мощнейший луч, похожий на лазерный, сталкивается с моим щитом, снеся его напрочь. А он снова жуёт! Фуу, хруст какой мерзкий.

Ну а я отпрыгиваю подальше и восстанавливаю на себе магический щит. А циклоп, тем временем, залечился полностью. Но ненадолго: в него снова попадает молния, и в этот раз очень сильная. Пошатнувшись, он судорожно пихает в рот последнего гоблина – да чтоб он им подавился, шепчу я про себя, - но восстановить здоровье уже не успевает, и падает бездыханным от следующего удара.

Второй бой позади.

 

Циклоп исчезает, а с спешу поскорее восстановить щит, а ещё, к моему удивлению, в воздухе возникают такие знакомые таблички – даже здесь я получила уровень. Выбираю чуть увеличить силу; тороплюсь, потому что посреди поляны уже возник новый вздрагивающий куб, и сейчас он, чувствую, рванёт. И вообще какой-то очень большой он.

Рванул. Да так, что щит мой снёс целиком – если бы не чары, то силы удара на полторы меня хватило бы. Но это были цветочки, а ягодка скрывалась в кубе. Немаленькая такая ярко-зелёная хвостатая крылатая ягодка. Сердце пропускает удар, руки действуют почти независимо от сознания, рывком поднимая щиты, потому что с центра поляны ко мне стремительно летит дракон. Из пасти зверя рвётся светящийся пар, от рыка, кажется, сейчас полягут деревья. Успела со щитом вовремя: почти весь он истаивает от первого же удара, но меня успевает защитить.

 

Поставить ещё щит? Но он и его пробьёт, не задумавшись. Так что перехожу к атаке, и с двух рук запускаю в него вращающиеся воздушные лезвия, целя в крылья. Может, получится сбить его в ловушку?

Не получилось, но темп он чуть сбавляет. Только чуть-чуть, потому что дальше он переходит к ближней атаке – обрушивается на меня и бьёт-кусает щит. Тот, вспыхнув, истаивает, и поток кислотной слюны дракона обрушивается на… нет, не на меня, а на то место, где я только что стояла. В последний момент успела отскочить.

Дракон ищет, куда бы в следующий раз плюнуть, но находит только мою молнию. И одновременно с ней – свой конец.

Третий бой позади.

 

Снова таблички, что добавляют ещё один кирпичик к моей защите, снова магический щит восстанавливаю. Время, кажется, ускоряется на этой поляне вместе с тиканьем таймера и дрожью нового куба, готового явить мне очередного противника.

 

Взрыв! Осколок присвистел бы прямо в живот, если бы не щиты. Пошатнувшись, я падаю назад – откуда здесь этот корень взялся?  - а когда тут же вскакиваю, обнаруживаю себя стоящей лицом к лицу со странным созданием с синей кошачьей мордой и четырьмя руками-лапами. И по острейшему ятагану в каждой руке успеваю заменить, прежде чем все четыре  вонзаются на меня.

Мир тонет в боли, щит сметён, эти лезвия проходят сквозь доспехи, будто это лист подорожника, а не стальные пластины.

Но, прежде чем свет в глазах померк окончательно, пальцы успеваю нашарить заветную тарелочку с пельмешками. Забавный талисман, да, но очень действенный. «Выжить!» - выталкиваю единственную мысль из-под волн боли. Фигурка тает в пальцах, лезвия покидают раны, жуткая киса отброшена на пяток метров, но, кажется, очень зла и снова готова атаковать, вот только восстановит равновесие. Правда, я уже жду её с поднятым щитом, и даже успела мазнуть заживляющим бальзамом по единственной незакрывшейся ране на плече. Дальше само заживёт… если будет, на ком.

Синий кот ловок и быстр, как мысль, он, словно танцуя, перепрыгивает мои ловушки, а его очередной удар снова оставляет меня без щита.

За долю секунды я должна сделать выбор: защита или атака? Новый щит наколдовать или ударить этого кота жуткого? Щиты он сносит; а что, если магия мне не удастся? тогда я и без защиты останусь, и без попытки его достать.

И решаю атаковать. С драконом это сработало. 

И да, моя молния его достаёт. Вот только не насмерть.

А его клинки достают меня, все четыре разом, отскочить не вышло, и в этот раз у меня нет щита, я ставила на атаку. 

Да если бы и был, вряд ли помог бы. 235 урона за раз – не выдержит никакой щит.

Теперь я знаю цвет боли – она ослепительно-белая, до черноты.

И спасительную фигурку я достать уже не успеваю.

Ничего уже не успеваю.

Последнее, что, кажется, я замечаю – это какое-то мерцание вокруг меня, а потом залитая кровью поляна внезапно сменяется светлыми стенами, и какие-то люди склоняются надо мной.

Затем всё погружается во тьму.

 

А в это время по экранам Капитолия проходит надпись:

«Трибут 7го дистрикта Stelo была эвакуирована с Арены Голодных Игр, потерпев поражение на 3м раунде 4го финального боя».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Ээ.. 1
  • Печально 2

Dasha Budiakivska (5 дистрикт)

Ретар (5 дистрикт)

Sandfox (3 дистрикт)

 

11 день

Проснувшись, маги обнаружили рядом с собой блюда с пельмешками. Стоило спрятать их и протереть глаза, как перед глазами промелькнула вспышка, и все трое переместились на поляну - пустая, освещённая, окруженная редким лесом, с тремя огромными кубами в центре. Слышно тиканье часов: в небе грозно нависал над всей Ареной огромный таймер. 

 

Пока Ретар начал колдовать себе щиты, Даша и Фокс занимались разведкой: одна пыталась обнаружить полезные ископаемые, вторая искала воду. Увы, поиски не дали результата, а время стремительно убегало. Затем маг наколдовал щит и на двух подруг - общий купол. Немного поразмыслив, призвал заклинанием “Серпенсортиа” четырех змей. 

 

Когда до конца отсчета таймера оставалось секунд пять, тиканье заглушил грохот падающих стенок. Кубы начали постепенно открываться, грань за гранью. На последней секунде раздался мощный взрыв - кубы разорвались, накрыв всю поляну дымом и пылевой завесой, а осколки крышки полетели в сторону трибутов. 

 

Шесть устремились к щиту девушек, три понеслись прямо к Ретару. Щит выдержал три осколка, от четвертого Фокс удачно уклонилась, Даша от своих двоих пыталась увернуться, но первый сильно ударил по плечу, заставив пошатнуться и увернуться от второго. Щит Ретара выдержал, но долго так продолжаться не могло.

 

Фокс из тумана смогла разглядеть знакомые силуэты - из кубов проворно выбрались три шестиголовые гидры.

 

- Зараза, - процедила сквозь зубы трибут, настороженно наблюдая, как первая гидра, обогнув ядовитых змей Ретара и совершенно не обращая на них внимания, напала на магов, практически размазав их. 

 

Из последних сил, трибуты потянулись руками к золотым пельмешкам в своих сумках, вымаливая пощаду и исцеление. Золотой свет озарил всех и полностью исцелил все повреждения. Переглянувшись, Фокс и Даша начали совместную атаку огнём и молнией, нацеленную на первого монстра. Атака мгновенно превратила монстра в частички пыли. Второй монстр наткнулся на змей, призванных Реатром, и на этот раз трибутам повезло - яда на монстра хватило с запасом. 

 

Третья гидра, оценив ядовитость змей, обогнула последнюю и остановилась вдалеке. Ретар красивым жестом атаковал последнюю гидру огненным заклинанием и обратил её в пепел. 

 

- Мммммм, - промычал Ретар, переводя дух, и, утирая со лба пот, оглядел спутниц. Лицо Фокс было вымазано сажей, Даша надсадно кашляла. Несмотря на чудесное спасение пельменями, видок оставлял желать лучшего.

 

Останки гидр исчезли во вспышке, золотые осколки кубов взлетели и соединились в новые три куба. И вновь возник таймер на пять минут. 

 

- Если это был только первый раунд, - озабоченно пробормотала Фокс, морщась от боли в плече, - представляю, что будет дальше. Погнали? - она вопросительно посмотрела на Ретара. Тот кивнул.

 

Пока Фокс и Ретар пересчитывали запасы в сумках, Даша возвела защитную стену и каменные сталагмиты по периметру. 

 

Взрыв кубов прозвучал уже почти привычно. 

 

В этот раз осколки полетели в сторону Ретара и Фокс. Осколки Ретара застряли в песчаной стене и разлетелись в пыль, а Фокс вспомнила все навыки выживания, но споткнулась о камень и осколок нанёс кровоточащий порез в районе грудной клетки.

 

Сквозь песок, дым и туман Даша заметила троих циклопов и непонятные, шевелящиеся горы. 

 

Циклопы неторопливо обернулись на шум и начали стрелять чем-то, напоминающим лазеры, из огненных глаз. Первый монстр выстрелил в Ретара, который одним плавным движением прикрыл собой от атаки Дашу, не забывая усиленно уворачиваться от смертоносных выстрелов. Его защита буквально засветилась от напряжения, но выдержала. 

 

Второй циклоп решил не отставать от собрата и атаковал Дашу и Фокс. Техномаг большей частью увернулась, но заряд всё же задел ногу по касательной, прожигая её и прижигая большую часть кровотечения. 

 

Засмотревшаяся на пируэты Даши Фокс пропустила выстрел и упала прямо на свою сумку. Не особо хорошо соображая, но еще сохраняя какие-то остатки сил, она выхватила из сумки пельмешки и принялась усиленно просить снизойти к ней Хранителей. Какое-то время ничего не происходило. Затем, засветившись чуть слабее, чем в прошлый раз и немного дымя, Фокс поднялась; на то, что из сумки в это время выпала веточка розмарина, она даже не обратила внимания. 

 

Третий циклоп в это время выбрал своей целью Дашу и Ретара: в Дашу отправился особенно яркий лазерный луч и довольно ощутимо повредил ей вторую ногу; полученная в результате рана тут же обильно закровоточила. Заряд, предназначенный Ретару, отскочил от его доспеха с такой скоростью, что трибут даже не успел удивиться.

 

Собрав все силы, Даша попыталась атаковать первого циклопа магией звука. Над поляной разлетелась оглушительная волна, но результат вышел не ахти: атака монстра не убила, лишь слегка потрепала. Пришедшая в это время в себя Фокс решила не оригинальничать и атаковать звуковой полосой, но запутавшись в плетениях, вместо этого случайно разрушила на себе колчан со стрелами. Ее лицо побагровело и она яростно зарычала.

 

В это время змея, чудом пережившая гидр, решила не пропускать все веселье и нападала на атакованного циклопа, догоняя девушек. К сожалению, парень оказался слишком крепким, даже для ее зубов: клыки клацнули по каменной коже, и змея, ярко вспыхнув, исчезла. 

 

- Ах ты… - Ретар, наблюдая за гибелью своего “питомца”, набрал в грудь воздуха, и ударная звуковая волна разметала циклопа на мелкую пыль.

 

Разозлившийся на смерть товарища, оставшийся циклоп размахнулся и силой опустил кулак на Ретара, но защита выдержала: трибут пошатнулся, крутанулся на месте и широкой огненной дугой ударил в ответ. Всепожирающее пламя метнулось в стороны и вверх, и над поляной повисла тишина. Серый песок и пыль медленно оседали на землю.

 

Фокс, оценив состояние Даши, помогла ей обработать раны мазью, остановив кровотечение. Пока происходило экспресс-лечение, осколки вновь собрались в кубы. Время начало течь слишком быстро, только-только удалось перевести дух, а уже полетели новые осколки. 

 

Три снаряда полетели в Фокс: два нанесли небольшие ушибы, при попытке акробатически увернуться от третьего она упала и удар выбил дух, но хотя бы новых ран не добавилось. От одного осколка Даша увернуться смогла, но вот ещё два нанесли сильные раны на левой стороне тела - ногу и руку украсили длинные глубокие порезы. К сожалению, не повезло и Ретару: от своих трёх он увернуться не смог - два нанесли мощные ушибы, третий слабо чиркнул по виску. 

 

Немного сбитый с толку, Ретар поглядел по сторонам и заметил их. 

 

Трех драконов. 

 

- Здрасьте, - успел выдать маг прежде, чем разверзся самый настоящий ад.

 

Первый дракон стремительно подлетел к еще не успевшей прийти в себя троице и окатил всех троих кислотой. Ретар оказался покрыт шипящей жижей с ног до головы, Даша, отвлёкшись на дым от одного из растений, сама не поняла как оказалась в луже кислоты, но зато - с пельмешками в руках. Приятный золотой свет - и она на 75% готова к бою. Магия Дашиных пельмешек прикрыла от потока кислоты и Фокс, за что она сразу же вознесла молитвы Хранителям. 

 

Ретар, оценив опасность ситуации, выхватил из сумки таблетку жизни и припрятал за щекой, чтобы в последний момент проглотить. 

 

- Яду решил принять? - вымученно улыбаясь, Фокс, вдохновленная золотым светом, молниями попала во второго и третьего драконов, но лишь поцарапала чешую. Ретар, вскинув палочку, попал огненным заклинанием в третьего дракона, мгновенно превращая его в пепел. 

 

Даша, оценив продуманность Ретара, тоже прикусила таблетку и атаковала огнём двух оставшихся драконов, обратив их в горстки золы, пыли и пепла.

 

- Как-то легко отделались, - тяжело дыша, Даша присела прямо на землю. 

 

- Не накличь, - хмуро буркнул Ретар, глядя в небо. Неумолимый таймер снова начал свой отсчет. 

 

Фокс быстро спрятала за щеку свою таблетку жизни. Даша принялась за волшебное лечение, выхватив из сумки свеклу (и не такое водится в сумке у запасливых техномагов). Свёкольное лечение вернуло трибута в изначальную форму. Фокс, собрав воду из воздуха и пота, поставила тоненький водный щит. Он тускло мерцал вокруг нее и выглядел не особо внушительно.

 

И вновь взрыв осколков, три осколка для Фокс, два для Даши и четыре - для Ретара. Щит защитил Фокс от одного осколка, от второго и третьего ей практически удалось увернуться, но небольшие царапины всё же украсили руку и плечо. Трибут грустно улыбнувшись разлетевшемуся щиту. 

 

А вот Ретару не повезло.

 

Все четыре оскола вонзились в мага и почти превратили его в кровавое месиво. Холодно оценив состояние Ретара, Даша выхватила пельмешки и яростно взмолилась Хранителям, богам и кому только можно. Ретар, охваченный золотым сиянием, восстановился где-то вдалеке от волшебниц. 

 

От своих осколков Даша смогла увернуться, на волне золотого света. Уворачиваясь, Даша заметила свой ночной кошмар - тройку Ракшас-раджей. Застыв в ужасе, она только и смогла наблюдать, как огромные синие монстры пересекают поле со сталагмитами. К счастью, сталагмиты их задержали. Фокс и Ретар, пока Даша приходила в себя, атаковали врагов. Ретар направил огненное заклинание в первого и второго, размазывая их в синие сопли. Даша, очнувшись, добила огнём оставшегося монстра. 

 

Фокс, радостно выдохнув, решила позаботиться о себе - остановила кровотечение и немного залечила раны. 

Ретар в это время вновь призвал змей, на этот раз лишь троих. Подойдя к свои потрепанным и на вид измученным дамам, он улыбнулся:

- Крепитесь! Прорвемся, - с этим словами, он поставил щит. Слабые улыбки озарили их лица, хотя в душе все понимали - скоро они не смогут избегать смерти так легко и удачно. Рано или поздно…

 

Взрыв от кубов все встретили, немного взбодрившись. Осколки увязли в щитах, лишь один маленький нанёс ушиб Фокс. Новых монстров не видно - вокруг них сгустилась тьма. 

 

- Так, - Ретар не спешил приближаться к мрачному облаку. - И?

 

- А тебе не терпится? - съязвила Фокс, смещаясь чуть в сторону. - А, что если...

 

Договорить она не успела: налетевший ветер развеял завесу, и из неё вышли громовержцы. Трибуты с ними не сталкивались лично, но издалека видели - твари внушали ужас и вселяли страх.

 

Первый громовержец призвал воздушную волну, сбивая всех с ног. Даша немного неудачно упала, осколок камня порезал ей руку, да и приятных ощущений удар головой при падении не добавил. Ретар приземлился более удачно, но и ему не удалось избежать пары-тройки острых осколков. Фокс упала по всё тому же сценарию как назло, острые осколки будто усеяли всю поверхность. 

 

Второй громовержец призвал бурю и атаковал молниями Дашу и Фокс. Молнии охватили их фигуры, раны стали глубже, судороги прокатились по телу. Фокс сглотнула горькую таблетку, залечив все раны. Ретар, пока девушки отходили от электрошока, приказал одной из змей атаковать второго громовержца, сам в это время огненным заклинанием атакуя всех троих. 

 

Первые два пережили атаку, а вот третий с громким хлопком исчез. Фокс, подхиленная таблеткой, попробовала атаковать, но ещё недостаточно восстановилась, но змеи по её приказу добили самого потрепанного громовержца. Даша, проглотив свои таблетку и активировав одноразовый щит, атаковала последнего громовержца, обращая его в синий дым. 

 

- А я предупреждал, - Ретар присел. Руки слегка дрожали. - Все живы?

 

- Ненадолго, - мрачно заметила Даша, наблюдая, как таймер, раздражающий своим тиканьем, вновь засветился в небе.

 

Даша вытащила из сумки кокосовую стружку и корень сельдерея и начала залечивать раны Ретара, останавливая кровотечение. Ретар привычно вскинул палочку, создавая круговой щит, а потом наколдовал еще семь ядовитых змей. Судя по их виду, они бы предпочли отдыхать где-нибудь в Амазонии. 

 

Затем, осмотрев свои запасы, буквально на коленке Ретар начал быстро что-то смешивать, создавая две лечебные таблетки и тут же вручая их Фокс и Даше. В этот момент таймер истек. 

 

Взорвавшиеся кубы направили в Фокс три осколка, разбившиеся о щит, и столько же в Дашу. Повезло уже не так: осколки пробили оба щита, и разлетелись о доспехи. 

 

Фокс, напрягая зрение, рассмотрела в дыме прекрасных и смертельно опасных существ - огненных фениксов. 

 

- Серьезно? Фениксы? - Ретар, не сводя глаз с существ, нервно рассмеялся. - Их вообще возможно убить?

- Вот сейчас и выясним, - Фокс, оценив жар, исходящий от птиц, мгновенно выхватила из Дашиной сумки отражатель огня, созданный для дракона буквально вчера. 

 

Первый феникс умудрился поджечь территорию вокруг трибутов, заодно поджигая Ретара. Второй не остался в стороне и добавил огоньку вокруг, сбивая Ретара с ног пламенем, откидывает прямо в пылающий круг. От неудачного движения Ретара огонь вспыхнул еще сильнее и яростнее, поджигая также Фокс. 

 

Дашу лишь обдало жаром, нанося несколько ожогов. Ретар, вызывая мощный поток воды, превратил одного из фениксов в лужу грязи и поспешил проглотить свою таблетку, заживляя раны и ожоги. 

 

- Не то чтобы это было тяжело, - жуя, невнятно пробормотал Ретар. 

 

Яркая вспышка озарила грязь, и из неё вырвался возрождённый феникс, обдавая жаром всех и сразу. 

 

- Если выживем - прибью, - крикнула ему Фокс с другого конца поляны прежде, чем ревущее пламя вокруг охватило всех троих. Фокс лишь частично смогла отразить огонь, Даша магией звука едва задела задела возродившегося монстра. Тот в ответ атаковал стеной из огня. Началось форменное безумие. 

 

Фокс успела прикрыть Дашу и частично - Ретара, но последний внезапно вспыхивает от одного из бушующих костров. 

 

Взмахнув крыльями, два феникса начали поочередную атаку. Первый сжёг уже доставший фениксов отражатель. Даше и Фокс немного досталось от огня. Ретару досталось по полной - он весь полностью покрылся пламенем, рука потянулась к пельмешкам, но пока маг пока ещё не начал взывать к хранителям, хладнокровно выжидая. 

 

Увы, это выжидание практически стоило ему жизни. От второй атаки он стал похожим на живой факел. Фокс замерла в ужасе, пришлось Даше в олимпийском броске дотягиваться до пельмешек и молить о пощаде брата. К совместной радости всей команды, Ретар возник в отдалении. Огненная атака почти стала смертельной для Даши, но пилюля удержала её на грани жизни и смерти. Фокс после атаки выглядела ещё живой, но про волосы, брови и ресницы всем троим придётся забыть надолго. 

 

Воззвав к магии воды, Фокс призвала из недр воды огромный гейзер, который удачно потушил трибутов и залил округу водой. Дрожащими руками, Даша атаковала ближайших двух фениксов. Одного она потрепала, но в ответ эта зараза послала мощный поток огня, высушивая намокшую девушку и опаляя жаром. Второй феникс ловко увернулся, и тоже попытался атаковать - но слава доспехам, они защитили от огненного плевка. 

 

Красивое, но такое ужасное существо атаковало Фокс. Её мгновенно с ног до головы накрыло пламя. Презрев опасность, Даша бросилась к ней, широко замахиваясь для атаки.

 

Все остальное напоминало ночной кошмар, который будет преследовать Ретара до конца его дней. Время как будто застыло, и никакая хрономагия с этим уже ничего поделать не могла.

 

Изящно повернув шею, феникс послал еще одну струю огня в девушек. Мучительно медленно, словно нехотя, пламенный поток разорвал воздух и окутал обеих, взмывая в небо раскаленным до бела ужасом, разрастаясь и разрастаясь, закручиваясь в спираль, в непробиваемый кокон. 

 

А потом время с глухим гулом будто вздрогнуло и полетело с немыслимой скоростью.

 

Бело-золотой пожар справился со своей задачей, кажется, меньше, чем за одну секунду. Фокс и Даша, в черно-бурых ожогах, лежали на земле.

 

И больше уже не двигались.

 

Ретар окаменел. А потом отчаянно, срывая голос, завыл. 

 

Струя воды, которая вырвалась, казалось, не из палочки, а из воздуха, с такой силой ударила в феникса, что успела разорвать его напополам прежде, чем он рассыпался на тысячи водяных брызг. Не опуская палочку и не выпуская из рук струю, Ретар, дико вращаясь на месте, разметал вторую птицу. Та осыпалась горкой пепла, которая тут же стала шевелиться и шипеть. 

 

- Ретар... - в наступившей тишине голос Даши, слабый и едва живой, раздался неожиданно громко. 

 

Трибут бросился к сестре. Та пыталась что-то еще сказать, но ее обожженные губы не могли справиться ни с чем, кроме хрипа. 

 

Фокс лежала рядом. Тихая и не подвижная. Ретар переводил взгляд с нее на Дашу, в бессильном отчаянии, окаменев, и не знал, что делать. 

 

Вяло дернувшись, ладонь сестры легла ему на руку, и он вздрогнул. Пальцы разжались, и к ногам трибута упало кольцо. Еще раз что-то попытавшись сказать, Даша слабо, едва-едва улыбнулась.

 

И закрыла глаза.

 

Ретар поднялся. Его глаза потемнели до черноты, руки сами собой сжались в кулаки.

 

А дальше ему стало уже все равно. 

 

Комок пепла взорвался снопом искр, и поверженный феникс вновь взвился в воздух. Будто насмехаясь на отчаянием мага, он подобрался к своему собрату, и сдвоенная огненная волна подожгла землю вокруг Ретара. 

 

Он еще раз посмотрел на неподвижные фигуры той, с которой был рядом с детства, и той, с которой теперь уже никогда не будет рядом.

 

- Простите, - прошептал он, и бросился сквозь огненный шторм. 

 

Вспышка, вспышка, огненная буря. Поток воды вырвал у феникса крыло. В ответ монстр пронзительно взвизгнул.

 

Мантия вспыхнула и сгорела, осыпавшись с него пеплом. Его руки вспыхнули. Трибут этого будто не заметил. Лишь повесил на шею небольшой кулончик в форме лиры и снова бросился на птиц, обдав себя и феникса очередным потоком воды.

 

Разозленный монстр махнул крыльями, выплюнул еще одну струю пламени, и в Ретара будто врезался таран. Мага протащило через всю поляну. Левая рука не почти слушалась, земля вокруг полыхала. 

 

Привстав на одно колено, Ретар зажмурился и махнул палочкой. Феникс испарился.

 

Последний из оставшихся противников не спешил приближаться. Выпустив несколько коротких пламенных струй, он кружил над трибутом. 

 

- Ну давай, курица-переросток. Давай, - прорычал Ретар. Феник заклекотал и бросился в атаку. 

 

Поток жидкого огня, так похожий на тот, что отнял у него все, разлился вокруг. Ноги подкосились. Негнущимися, почерневшими пальцами, Ретар прикоснулся к золотой тарелочке. Стало немного легче. Ровно настолько, чтобы поднять палочку в последний раз. 

 

Все было кончено.

 

В оглушительной тишине жирный пепел, медленно кружась, оседал на редкие деревья и раскуроченную землю. Та еще дымилась в нескольких местах. 

 

В последний раз взглянув на Фокс и сестру, Ретар обессиленно привалился к стволу дерева, не желая видеть ни эльфов-эвакуаторов, ни мир вокруг. Сосредоточенно уставившись на ожоги и раны, он занялся лечением. 

 

Сперва он даже не понял, что слышит. А поняв, скрипнул зубами. 

 

Тикающий таймер, нависавший над ним, издевательски тикал. 

 

С трудом заставив себя встать, маг возвел вокруг себя щиты и принялся ждать. 

 

Теперь уже не важно, чего.

 

Трибут 5-го дистрикта Dasha Budiakivska была эвакуирована с Арены Голодных Игр

Трибут 3-го дистрикта Sandfox была эвакуирована с Арены Голодных Игр

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Печально 2
(изменено)

Dorcas Duckworth (IV) & Тай Сорсьер(VIII)

 

Девушки просыпаются, и их переносит на поляну - ровную, в окружении редкого леса. В центре поляны стоят два больших куба. Изначально вокруг была гробовая тишина - и это пугало… Но секунду спустя на небе загорается таймер на 5 минут, и вокруг слышно тиканье часов. Тай понимает, что нужно к чему-то готовиться, и первым делом она принимает решение выпить настойки, скидывая с себя обувь и оставаясь с копытцами. Доркас понимает направление ее мысли без слов - она хотела сделать то же самое. 

 

Они стукнулись наполненными крышечками на удачу и сделали глоток. Доркас чувствует, что в ней растет магическая сила, а вот Тай не чувствует ничего. Таймер показал 5 секунд. С каждой секундой с каждого куба отваливается по одной стенке, а в последнюю секунду взрывается верхняя крышка ящика… И осколки летят в девушек.

 

- Проклятье! Ныряй! - зачем-то кричит сирена, хотя Тай и без того понимает, что стоит попробовать не умереть еще до боя.

 

В Доркас летит осколок, от которого она успевает отскочить, и он лишь слегка задевает ее кольчугу. Тай успевает увернуться от первого куска, и пыталась отскочить от второго - но тот был таким огромным, что невозможно было не пораниться. Осколок упал на землю, но отскочив от нее, задел голени Тай - к счастью, серьезный травм у нее нет. Третий осколок едва поцарапал доспех, но никаких повреждений самой девушке не нанес.

 

Пока Тай отбивалась от осколков, Доркас заметила, что из клубов тумана и пыли выходят две огромные шестиголовые гидры. Доркас толкает Тай локтем и указывает ей на монстров, что направляются в ее сторону. 

 

Понимание, что атаковать их будет не одна голова, а сразу двенадцать, морозом прошлось по коже. Решение приходит сразу: для начала нужно сделать что-то, чтобы пережить первую атаку гидр. Доркас уверенным взмахом руки создает над собой и Тай водяной купол, а ее союзница вкладывает в эту воду силу заклинания Протего. 

 

Гидра, что ближе к Доркас, добегает до трибутов и принимает разрушать созданный щит. Девушки судорожно нащупывают в своих сейфах тарелки с пельменями, видя, как щит постепенно разрушается… Ведь можно и не успеть спастись. И это решение оказалось верным.

 

Гидры сжирают щит и уже готовятся съесть Тай с Доркас, но те, зажмурившись и сжав тарелочки в руках, перемещаются на другой конец поляны, и чувствуют себя чуть хуже, чем до боя… 

 

- Мы так будем бесконечно долго защищаться! Давай уничтожим хотя бы одну, - предлагает одна девушка другой, и они не знают сами, чья это идея. Впрочем, и не важно. Сжав в руке тарелочку с пельмешками, Доркас создает водно-электрическую волну, а Тай вкладывает в нее камни. Одну из гидр просто смывает с поляны, а удар током и камнями дает гарантию, что она больше не вернется. И девушкам везет! Вторая гидра просто не успевает до них добраться, наблюдая двенадцатью глазами за своей подругой. Трибуты создают водно-каменную, заряженную током, ударную волну, и так же сбивают вторую. 

 

Шесть светящихся щитков возникают перед девушками, и Доркас делает ставку на магию, а Тай на защиту. 

 

Над головами появляется новый таймер и вокруг все снова начинает тикать. Тай, понимая, что скоро им предстоит новый бой, накладывает на себя щит от физического урона - правда, когда щит создается вокруг нее, девочка криво изгибает губы, понимая, что щит получился не самый надежный. Доркас тоже создает вокруг себя защиту - водный купол, который поможет хотя бы ненадолго задержаться на Арене. Трезубец сирены мерцает, и она чувствует, как ей слегка становится лучше. В это время Тай успевает схватить зуб у ближайшей головы гидры - тот оказывается слабеньким артефактом. 

 

Они не заметили, как на Арене появились два куба, но знали, что они будут. И уже знакомая процедура: 5-4-3-2 стенки кубов отлетают, 1 - взрываются крышки. Как более опытные трибуты, Тай и Доркас успевают ловко увернуться от осколков крышки кубов. Это помогло им также увидеть монстров до того, как они увидели их. А может быть, монстрам помешал тот факт, что у них было всего два глаза на двоих - ведь перед девушками появились два огромных циклопа, а рядом с ним - груда чего-то шевелящегося. 

 

“Убить хотя бы кого-то” кажется разумной тактикой этих битв. Доркас при помощи трезубца совмещает молнии и водяной поток, Тай внедряет туда камни. И этой совместной атакой они сразу же уничтожаются одного из циклоп. Победно, но коротко улыбнувшись, они тут же переводят взгляд на второго циклопа, который орет на трибутов, что есть силы, и поворачивает в их сторону свой красный глаз… 

 

Он попадает в Тай чем-то вроде… лазера. И так как Тай ниже, а Доркас оказалась прямо за ней, то и ей тоже “везет”. Щит Тай разрушается, а от купола Доркас остаются лишь капли, которые могли бы отразить слабую атаку. Впрочем, щиты им больше не нужны - совместная проверенная днями атака сбивает насмерть второго циклопа. Шевелящиеся субстанции оказываются гоблинами, которые радостно кричат, ведь им не выпала участь стать едой циклопов, что способствует их регенерации, и исчезают с Арены. 

 

Перед девушками появляются щитки с шестью надписями, и Доркас тут же касается слова “защита”, точно так же, как и Тай. И трезубец Доркас все это время светился столько раз, сколько нужно для залечивания всех ее ран. 

 

Таймер начинает бежать, часики тикают…

 

Тик-так-тик-так-тик-так… забормотал в голове Доркас чей-то знакомый голос. 

 

Доркас успевает создать защитный купол, Тай - наколдовать щит и отправить при помощи заклинания левитации в разные места Арены два капкана. Все время, что тикал таймер, они не обращали внимания на появившиеся кубы. Тай также умудряется найти время, чтобы выпить настойку из крышечки, которая, тем не менее, ничего ей не приносит, а также разбросать по Арене три пары ножниц. 

 

На последней секунде взрываются крышки кубок. Девушки отскакивают, лишь один осколок разбивает щит девушки почти полностью. От этого Доркас почему-то падает… Тай помогает ей подняться, а когда они оборачиваются, то встречаются лицом к лицу с изумрудными драконами. 

 

Дело пахнет кислотой. Тай кричит Доркас:

 

- Восстанавливай защиту! Я пока с ним повоюю.

 

Тай создает воздушную волну, в который вкладывает шар с кислотой, пока Доркас восстанавливает свой водяной купол. В этот раз, видимо, под влиянием страха, купол становится прочнее, чем был. Драконы, кажется, решают вместе облить девушек кислотой, но тот дракон, в которого попала Тай начинает кашлять, и атака летит только со стороны одного дракона. Доркас спасает купол, который ещё немного держится. Тай спасает щит и ее броня - кислота оседает на ее доспехе, не попадая на кожу. 

 

Создавать водяной поток с молниями внутри, в который Тай вкладывает острые камни, стало уже… обыденностью. Нормой. Совместная атака удается, и этот удар приходится по более живому дракону - от него не остается ничего, кроме зеленого песка на траве. Кашляющий дракон смотрит на своего товарища и, злясь и фырча, выпускает кислоту через нос. На Доркас попадает кислота, но она не проникает под броню, хотя стоять в кислотных соплях не особенно приятно. А вот для Тай ситуация оказалась не такой удачной - новая кислота соединяется со старой и проникает под кожу. Тай шипит - кислота прожигает кожу - и слышит, как Доркас решительно просит ее чуть-чуть потерпеть. 

 

Еще один надежный электрический водный поток, в котором плещутся камни. Она разрушает дракона насмерть, но за этим событием следует другое - кислота проникает под кольчугу Доркас. К счастью, у обеих трибутов есть артефакты, помогающие восстановить их жизненные силы или залечить раны… 

 

И вновь появляются щитки. Тай касается “защиты” два раза, Доркас - всего один. А затем они слышат тиканье часов и видят таймер над головами. Сирена не успевает сделать ничего - кислота слишком сильно жжется под кольчугой, но ее подхватывает Тай, смывая с них кислоту палочкой. 

 

Последняя секунда таймера. Девушки успевают схватить тарелки с пельмешками, ловя куски крышки ящика своими телами. В Доркас летит три осколка - первый она даже не замечает, а вот второй и третий настолько огромные, что они, кажется, сейчас размажут ее по траве Арены. Она успевает в последний момент сжать в руке фигурку тарелочки и ее истошный крик раздается по Арене… 

 

В Тай летят целых пять осколков, и все они летят по отдельности. Сначала в девочку летит довольно большой кусок, который попадает ей в живот, от чего она падает и приземляется на свою сумку. В ней ломаются какие-то предметы, у Тай хлещет кровь из раны. Еще один осколок влетает в нее, но задевает не саму Тай, а артефакт, что сейчас надет на ней. Арбалет трескается пополам - и это был один из самых ценных магических вещей!.. 

 

Третий камень пролетает мимо девочки. Четвертый - не пробивает доспех. Пятый - вновь пролетает мимо...

 

Доркас возвращается. В полсилы, но она жива. 

 

Один из ракшас бежит к девушкам, и хотя не добегает до них, направление его движений также очевидно, как отражение в чистейшем зеркале. Тай хотела было залиться слезами феникса, но потом передумала, и магией воздуха достает из сумки пузырек с дыханием дракона, который трибут отправляет в лицо ракшасу-радже, совмещая его с воздушным ударом. Волна с флаконом попадает ракшасе прямо в лицо, и он не успевает отскочить - его размазывает по Арене. 

 

Второй ракшаса-раджа начинает бежать к девушкам, но не добегает, не сориентировавшись в клубах пыли. Доркас выхватывает из сумки шарик с кислотой, подкидывает его и направляет в него молнию из трезубца, посылая в ракшаса-раджу и удар молнией, и сам шарик. Она также пытается добавить звуковую волну к своему удару, но звук до монстра не долетает. А вот молния пробивает шарик и задевает ракшаса, хоть и сталкивается с его броней. Кислота покрывает его тело, и ракшас бежит к девушкам - конечно же, Доркас после такой атаки привлекает его больше, чем Тай. 

 

Четыре руки начинают атаковать сирену, рассекая ее по диагонали, и она даже не успевает выхватить тарелку с пельменями. Но что-то происходит, потому что Доркас возвращается к жизни с диким криком - краем глаза она успевает увидеть…

 

...что тарелочку с пельмешками сжала Тай. 

 

От шока Доркас создает волну с молниями такой силы, что ракшас-раджа просто исчезает в снопе искр, переливающихся в капельках воды. Девушка успевает быстро коснуться рукой щитка со словом “защита”, а потом мчится к Тай, но время почему-то мчится быстрее. Едва Доркас подбегает к союзнице и успевает сказать ей “спасибо”, как стенки кубов падают, а осколки начинают лететь в трибутов. 

 

И Доркас вновь несказанно везет. В нее летит просто невероятных размеров осколок, который протыкает девушку насквозь, ломая на ее шее клык минотавра. Сирене повезло с реакцией - она успела сжать свою тарелочку.

 

Возвращение к жизни - такое же болезненное, как и смерть. Вновь оказавшись на Арене, она успевает увернуться еще от одного осколка, затем от двух, что летели вместе, еще от одного… от последнего осколка Доркас успевает отскочить, поняв, что тарелочки довольно быстро заканчиваются.

 

В Тай попадает маленький осколок, который не пробивает ее защиту. Она смотрит в сторону кубов и видит, как на их месте появляются два громовержца. Один из них видит трибутов и начинает двигаться в их сторону; второй же осматривается по сторонам.

 

Тай достает из сумки десять ядовитых дротиков и направляет их в первого громовержца ударной воздушной волной - вся эта конструкция летит в громовержца и сильно ранит его, отравляя некоторыми из дротиков. Громовержец пытается вытащить из себя дротики, что сбивает его с толку, и он не наносит удар. 

 

Доркас выхватывает из сумки шар с кислотой и при помощи молнии из трезубца направляет его в громовержца. Она также пытается кричать, но ее крик не долетает до монстра. “Какая ирония!...” - думает девушка. Сперва громовержца покрывает кислота, а уж потом в него влетает молния. В ответ громовержец смывает с себя всю кислоту, а потом надвигается на Доркас в ответ, видимо, решим, что будет тягаться молниями с молнией. Но девушку спасает волшебное количество артефактов - удар молнией получается очень слабым, и девушке даже кажется, что ее… шлепнули. Она даже несколько игриво усмехается. 

 

Пока Доркас флиртует с громовержцем (или он с ней?), Тай выливает на себя слезы феникса из флакона, так как чувствует, что ее покидают силы. Яд, попавший в одного из громовержцев, добивает его, и он падает на землю. От этого громкого звука Доркас приходит в себя, и направляет во второго парня накачанную током воду из своего трезубца. К сожалению, Доркас не смогла создать сильную волну, но это и не было нужно - громовержец попадает в капкан и погибает от яда на шипах (не считая того, что ему оторвало ногу). 

 

Появившиеся щитки между девушками: Доркас выбирает защиту, Тай - магию. Начинается новый отсчет, во время которого трибут из Восьмого пытается надеть на себя кулон в виде молота, и чувствует прилив удачи. 

 

Четыре раза “тик-так”, на пятый - взрыв крышек. И в этот раз в Доркас летят 7 осколков, а в Тай - пять.

 

Первый осколок слишком мал, чтобы пробить защиту Доркас, а вот второй… второй обладал невероятной силой, но девушка чудом устояла. Третий осколок был большим, но высокой была и защита Доркас. Следующие два осколка летят одновременно: удар невероятно сильный, он буквально половинит жизненные силы Доркас, и у нее открывается кровотечение. Два следующих куска не пробивают защиты девушки.

 

Четыре!..

 

Четыре куска летят в Тай одновременно, и все, что она успевает сделать - это схватить тарелку с пельмешками и вернуться к жизни немного в другом месте, так что последний осколок не задевает ее. 

 

Доркас держится за левое бедро рукой, и она на какое-то время отвлекается, а когда поднимает голову, то встречается взглядом с фениксом. Этот феникс кричит, и начинает выпускать огонь сразу на Тай и на Доркас.

 

Защита Доркас выдерживает атаку, хотя земля вокруг нее горит. Вокруг Тай земля полыхает огнем, но она тоже не загорается и выдерживает удар феникса. Доркас вместе с Тай решают атаковать водой вместе, чтобы потушить горящую птицу. Феникса смывает, но пепел, который оказался на земле, начинает искриться…

 

Видимо, фениксы всегда возрождаются из пепла. 

 

Другой феникс подлетает к Тай и атакует ее пламенем, но она не загорается, лишь получая слабый ожог. А потом дует ветер, и пламя обволакивает обеих трибутов… Доркас впадает в панику, так как все ее тело покрыто огнем. Тай, все еще сохраняя стойкость мыслей, видит, что возродившийся феникс полыхает сильнее, и пытается ударить по нему водой, но горящие руки мешали ей сделать это. А вот фениксам ничего не мешает: первый летит в их сторону и бьет по обеим. Тай чуть отскакивает, и хотя феникс не смог атаковать, девушка стала гореть сильнее. Намного сильнее. 

 

У Доркас вообще все плывет перед глазами, и жизненные силы покидают ее - она из последних сил отпрыгивает, но тоже загорается сильнее. И в этот раз, пока она горит, она держится каким-то чудом. На всякий случай, девушка шарит в сумке рукой, чтобы найти там тарелочку - и очень кстати, потому что второй, более сильный феникс, жарит ее практически до костей. И снова ей удается вернуться - только в этот раз она решает защищаться, а не нападать. Водяной купол, с учетом окружающего его огня, выходит не слишком хорошим, но хотя бы покрывает их двоих. Тай, понимая, что такой купол не выдержит атак фениксов, добавляет мощности этому куполу, а потом обливается… Святой водой.

 

- Другой у меня нет! - кричит Тай в ответ на округлившиеся глаза Доркас. 

 

Феникс огнем пытается разрушить защитный купол, и сбивает защитные силы, данные Тай. Доркас в ответ направляет в него воду с молнией их трезубца и вместе с этим кричит так, как кричат те самые Канарейки, но что-то все-таки его задевает. Ему на помощь прилетает возродившийся собрат: он сбивает щит и пытается поджарить Тай, которая выдерживает эту атаку и не загорается. Но этот феникс решает напасть вновь! 

 

И на этот раз он целится в Доркас, которую обжигает, но гореть она не начинает. Осознание, что дело пахнет чем-то, смутно напоминающим внутренности древних ламп, заставляет девушек действовать. Сирена достает из сумки волшебную сферу, направляет через трезубец в нее воду и молнии, призывая Тай внедрить сюда также острые камни. Вместе с этим Доркас кричит, и совместная атака уничтожает феникса, но вместе с его гибелью приходит огненный щит, от которого загорается Доркас. Тай везет больше - точнее, она обжигается, но не горит. 

 

Феникс, которого предстоит убить еще дважды, направляет на девушек пламя. Доркас, сражаясь с огнем, запинается о что-то, падает и успевает выхватить тарелочку пельменей, что дает ей возможность вернуться на Арену еще раз. Правда, в том же месте, потому Доркас загорается вновь. Тай тоже запинается и падает, но не сгорает, хотя пламя охватывает ее руку. 

 

Доркас пытается отскочить от атаки феникса, но снова загорается и горит просто… словно факел. Тай не получает урона от феникса, но начинает гореть чуть сильнее. Девочка ударяет по фениксу водой, он уворачивается, но все-таки ему удается получить пару ранений. 

 

Доркас в панике: для существа водной стихии огонь кажется чем-то очень жутким. Она направляет воду из трезубца, напевая какую-то песню дрожащим голосом, тушит себя и Тай, а также восстанавливает жизненные силы - правда, только Тай -  и залечивает раны себе и подруге. 

 

Девушка создает водяной купол, который накрывает и ее, и Тай. Тай передает сирене волшебную шишку, которая слегка возвращает ее к жизни. Феникс пытается нанести огромную атаку, но почему-то бьет сам себя, сгорая… А затем возрождаясь. 

 

Соединяя свои атаки - Доркас водно-электрическую (от шока она не успевает крикнуть), а Тай земную - они также вкладывают в атаку шар с кислотой. Кислота не будет разъедать его плоть, но поможет создать удар. Феникс уворачивается изо всех сил, поэтому получает урон не в полной мере. В ответ он сносит девушкам щит и поджигает Доркас, но Тай выдерживает и не горит. 

 

Доркас пытается кричать, но почему-то ей это не удается. Она направляет в феникса воду и добавляет в нее шарик с кислотой, но урона практически не наносит - лишь тушит пару искорок. Феникс словно ухмыляется… и улетает к Тай, которую начинает поджигать. Она слегка горит, а потому решает сделать щит, а не атаковать. 

 

Девушки вновь собираются вместе, наносят финальный удар по фениксу водой, молниями и камнями. Феникса размазывает по Арене, от него летит огненная волна, а все вокруг полыхает… 

 

Удары они выдерживают, но начинают гореть еще больше.

 

А дальше слышат два удара пушки - один за другим. И каждая из них готова покляться, что обратный отсчет начался сегодня не с них. 

 

Математика была проста, как если бы ее объясняли ребенку. Доркас бегло мазанула взглядом по Тай и подумала, услышит ли она сегодня еще взрывы? И услышит ли два?

Изменено пользователем Dorcas Duckworth

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Супер! 1

Ретар, 5й дистрикт

Финал


Привычный взрыв, пара осколков, срезавших щит на половину, и непонятный дым. Треск, шелест и подозрительный шёпот. 
 

Едва Ретар сделал шаг, как из-под земли, раскидывая в стороны комья, вырвались несколько тугих, корявых корней, и тут же оплели трибуту ноги. 
 

Влип. 
 

Немного подумав, Ретар взмахом палочки разрезал корни и сделал пару шагов в сторону от куба, все ещё скрытого дымкой. 
 

- Да что ты тако… - он не успел закончить фразу: из-под земли вырвалось ещё несколько корней и спеленали мага с ног до самой шеи. 
 

Дымка рассеялась, и перед Ретаром, треща и тяжело вздыхая, во весь свой рост поднялся гигантский, заросший мхом энт. 
 

И подозрительно уставился на Ретара. 
 

- Я не орк, я - хоббит! - выпалил трибут, лихорадочно соображая. Энт замер. 
 

- Что? - в итоге сообразив, медленно выдал древочеловек. 
 

- Это из другой оперы, - усмехнулся Ретар и ударил по дереву звуковой волной. 
 

Дождь из мелких щепок разлетелся во все стороны. А вот оковы-корни никуда не делись. 
 

- Не понял, - буркнул Ретар и попытался пошевелить рукой. Бесполезно. 
 

Глубоко вздохнув и понадеявшись, что не оторвёт себе какую-нибудь конечность, Ретар нагнул голову и ударил звуком по перепутанным корням. Те мгновенно рассохлись и рассыпались. 
 

- Неплохо. А… - трибут повернулся к новому кубу, который мгновенно взорвался. 

 

И дела пошли неважно. 
 

За неимением маломальски эффективного щита итог был немного предсказуем: два осколка острыми кинжалами воткнулись Ретару в грудь, и он упал, потеряв сознание. 
 

Только каким-то чудом при падении он раздавил у сумке последнюю бутылку настойки, и та разлилась, пропитывая плащ, доспех и пробираясь под кожу. Спустя несколько минут Ретар закашлялся и открыл глаза. 
 

- Твою… - он осекся, приподнимая голову. Разлившийся над поляной жемчужный туман раздался в стороны, и вперёд вышел - или, скорее, вылетел, - темно-фиолетовый джинн. 
 

Не поднимаясь, Ретар махнул палочкой и отправил в сторону джинна огненную стену. 
 

Уже через секунду припоминая, что магия и джинны - вещи плохо совместимые. 
 

Не долетев до джинна пары метров, огонь с шипением угас и растворился в воздухе. Джинн посмотрел на трибута недобрым взглядом, дёрнулся вперёд и обнажил кривой кинжал. 
 

Стало как-то очень тихо и спокойно. 
 

Привстав наконец с мокрой земли, Ретар отряхнул плащ и открыто, почти весело посмотрел на летящее на него фиолетовое облако. Припомнил все эти несколько последних дней. Вызвал в памяти лица Фокс и Даши. Прикрыл глаза, уже все понимая. 
 

И, находя ту самую единственную щель в доспехах, кинжал нашёл свою цель. 
 

Не открывая глаз, Ретар медленно осел на землю. 
 

И все закончилось. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Супер! 1
  • Печально 1

Запах горящих костюмов и паленых волос не мешают трибутам думать - вероятно, Доркас чуть легче переносить воздействие огня из-за ее генетической связи с водой, но это, однако, не помогает им потухнуть. 

 

Тем временем, над головой возникает новый таймер. И звук тикающих часов раздается где-то в ушах, расползаясь по позвоночнику так, что холодеют кончики пальцев. Ведь совсем скоро появятся новые два куба. 

 

Перед девушками появляются светящиеся щитки, и Тай с Доркас одновременно касаются слова “магия”. Щитки вспыхивают, но не исчезают… И тогда они касаются того же слова еще раз. И снова вспышка. 

 

Звук, который издала сирена, напомнил рычание тигра из древней сказки - тигра, который очень боялся огня. Гореть было страшно - даже больше страшно уже, чем больно - и потому девушка, нервно дернувшись, решила уже исколотить этот несчастный щиток! Точно так же решила Тай - правда, рычала она по-единорожьи. 

 

Но после первого удара все исчезло. 

 

А время продолжало бежать. 

 

И вокруг так все пылало - такого Доркас не видела еще никогда. Ни один корабль так не горел, ни одна мачта не исчезала так быстро, как готовились исчезнуть сейчас деревья вокруг поляны. Сирена, к слову, почти ни разу не испытала страха на Арене: злость, волнение, тревогу, но не животных страх, который смешался в голове с осознанием, что умереть вот _так_, победив стольких монстров, было бы просто глупо. 

 

И в эту секунду всю полянку накрывает огромной волной, высотой не меньше 9 или 10 метров, и помимо воды, тушащей все вокруг - и трибутов, и поляну - на кожу, волосы, костюмы трибутов оседает водяная пыль. До падения первой пылинки Доркас начала петь, чуть прикрыв веки - ресницы, едва не сгоревшие, чуть дрожали - и от этого все ранения девушек начали заживать. Следы от ожогов исчезли, сгоревшие местами волосы, как и части бровей, вновь отросли, а кожу начало приятно холодить. Тай не была очарована этим чувством так, как Доркас, воображение которой тут же дорисовало соленый запах моря, приятный морской бриз и вкус соли на губах… И если бы Доркас была другой, то по ее щеке скатилась бы крупная морская капля - но строгий росчерк бровей и сжатые губы говорили о том, что такая мелочь не заставит ее проявлять чувства. Она открыла глаза и увидела, что Тай создала вокруг них защитный экран.

 

А потом они увидели, что осталось всего 5 секунд, и стенки кубов уже готовы разлетаться в стороны. 

 

В этот раз девушкам повезло - в сторону Тай не летело ни одного осколка, а Доркас была готова поймать всего лишь два. Они не были огромными, хотя и крохотными тоже не были, а потому смогли пробить щит, но доспехи Доркас надежно отразили удар. 

 

Они выдыхают и поворачиваются в сторону, где были кубы. Пока ничего еще не видно, на Арене мрачный туман, кругом слышится шелест, какой-то шепот… А потом Тай как будто принюхивается и вскрикивает: “Энт!”.

 

- Нет-нет-нет-нет-нет… - то ли бормочет, то ли шепчет Доркас, инстинктивно делая шаг назад. Ей совершенно точно не понравилось сражаться с одним энтом тогда в избушке, а сейчас здесь появятся сразу двое. Надежда была только на выросшую магическую силу, природное везение и мощные артефакты. 

 

Доркас понимает, что за один удар они не справятся даже с одним энтом, и до того, как рассеивается туман, девушка создает вокруг себя и Тай защитную водную сферу - чтобы минимизировать атаку и из земли, как было тогда в домике. Второй трибут также понимает, что, пока нет какой-либо ясности, стоит защищаться - она добавляет прочности сфере, укрепляя ее своей магией. До девушек  доносится скрежет и шум - они видят огромного шагающего к ним энта, поросшего плесневелым мхом. Одного.

 

- И где же второй? - нервно произносит Доркас, и в эту секунду снизу ощущается мощный удар - корни ползут по сфере и стучат в нее изо всех сил, частично разбивая защиту. К счастью, она выдерживает - тот энт, что двигался в их сторону, тоже нападает на девушек, и если бы не сфера, то его корни уже бы обвили их.

 

А так их захватывает корнями второй энт, но каким-то чудом лишь по пояс - остаются свободными руки. Тем не менее, в таких обстоятельствах вместе им не атаковать энтов. Тай прикладывает ко рту руки лодочкой и своей особенной магией призывает из леса бобров, которые появляются буквально в то же короткое мгновение, и девочка успевает также наколдовать огонь на энта, что обвил их своими корнями. 

 

У всего на свете есть две стороны медали, и сейчас эти две стороны были видны одновременно: бобры, призванные Тай, сгрызли энта так, что от него остались одни опилки, но огонь, ею созданный, перебросился на руки девушек. Доркас, видимо, все еще покрытая водяной пылью, не загорается и не получает никаких повреждений, а вот Тай начинает полыхать. И вид огня настолько шокирует Доркас, что она невероятно громко кричит, и звук этот подобен раскатам грома - ведь из ее трезубца также вылетают молнии. 

 

Девушка думает, что могла бы быть дочерью одного греческого бога. 

 

Или его женой. 

 

Или женой другого бога - тоже греческого.

 

Энта эвакуируют с Арены, но корни все еще плотно обвивают девушек. И тогда Тай снова зовет на помощь бобров - правда, почему-то они решают помочь Доркас, а не девочке самой. Сирена удивленно выгибает бровь - на таймер и тиканье они обе уже не обращают внимания - и поет что-то бобру сладким голосом, поднимаясь на ноги. 

 

Не нужно было знать язык животных, чтобы увидеть, как бобер принял какую-то… брачную стойку и в полном трансе, схожем с влюбленным, направился в сторону Тай, чтобы освободить ее от корней. Доркас в этот момент тут же прекращает петь, и зверек, странно посмотрев на девушку, убегает в лес.

 

- Что ты ему сказала? - пытаясь сбить огонь, спрашивает Тай. 

 

Доркас касается рукой появившегося щитка и фыркает, как будто ситуация на Арене совершенно бытовая.

 

- Что могу выносить сотни маленьких бобрят, судя по всему, - она краем глаза замечает, как глаза Тай в ужасе округляются, но потом отмахивается от нее, понимая, как ценна сейчас каждая секунда. Доркас создает вокруг себя и Тай еще одну сферу - только теперь она не просто из воды, она также бьет током того, кто приблизится к ней.

 

Пока Тай отчаянно пытается не сгореть, Доркас успевает сделать еще несколько вещей. Она почему-то чувствует, что должна это сделать - ей даже послышался голос бабушки, которая всегда все знала наперед и никогда не ошибалась. Должна найти и достать одну вещь их сумки. Она опускает в сумку руку, ищет в ней что-то, потом накалывает что-то на свой костюм, убирает руки.

 

На груди слева блестит брошь с сойкой-пересмешницей. 

 

Время еще есть - Доркас создает небольшую волну, которой окатывает Тай, чтобы та потухла. Но легкая песня помогает также и залечить ее ожоги. 

 

Одиннадцать секунд. Есть шесть секунд, чтобы подготовиться к атаке. 

 

11-10-9 - сирена голосом посылает вперед звуковую волну, которая будто бы замораживается где-то на поляне. Но девушка знает, что она сработает на движение и ударит того, кто рядом с ней окажется. 

 

8-7-6 - пользуясь ценными секундами, девушка также создает вокруг себя защитный гидрокостюм. На всякий случай…

 

Пять. Четыре. Три. Два. 

 

Взрыв. 

 

Четыре осколка летят в Тай: маленький лишь царапает сферу, а вот три больших, летя одновременно, рушат ее, и сфера оседает водой на землю под ногами. Но защитный артефакты спасают Тай от ранений. 

 

Осколки, что летят в Доркас, пробивают ее гидрокостюм и больно царапают левое плечо, но не так сильно, чтобы девушку сейчас это беспокоило. Ведь есть, о чем волноваться. Например, о том, что жемчужный туман покрыл поляну, а перед трибутами предстают два джинна. 

 

Доркас чуть слышно ругается про себя - она так старательно практиковала магию, что не подумала о просто атаке оружием, которая сейчас могла бы им помочь. Ведь когда первый джинн летит в сторону девушек и попадает в звуковую ловушку, она не наносит ему вреда - более того, волна, перемещаясь к джинну, теряла свою силу. 

 

- Блок магии, - застонала Тай.

 

- Вижу, - коротко бросила Доркас, и температура ее слова снизилась до абсолютного нуля. Воздух вокруг мог бы стать жидким… 

 

Тай палочкой увеличивает давно разбросанные ножницы и выставляет их перед собой и своей союзницей. На что второй джинн лишь презрительно фыркнул и протиснулся между ножницами, сияя, как медный чайник. Он подлетает к девушкам и наносит удар по Тай кинжалом, который возник в его руках. Магия внезапно кажется Доркас совершенно бесполезной, и она просто достает булаву из сумки, которой ударяет джинна - тот внезапно стал каким-то бестелесным… или произошло что-то другое, но в любом случае, удара монстр даже не почувствовал. 

 

Джинн, который сумел отразить звуковую волну, подлетает к ножницам и начинает пролезать между лезвий. В этот момент Тай тоже достает булаву - и ей удается ударить ближайшего джинна так, что он (скорее от неожиданности, чем от слабости) получает сильный удар. Кроме того, шляпа падает ему на глаза, и он не видит ничего, а потому не может напасть. Сирена в этот момент создает водяной щит, так как понимает, что магия здесь практически бесполезна.

 

А потом они слышат удар пушки.

 

И даже переглядываться не надо, чтобы понять: после этого боя нужно будет принять тяжелое решение.

 

Вот только Доркас уже давно решила, чего она ни за что не сделает на этой поляне. 

 

Джинн поправляет шляпу, смотрит на трезубцы Доркас - улыбается. Улыбается - и девушка чувствует, как трещит пополам ее артефакт, которым она не пользовалась в бою, но который приносил удачу и притягивал магическую силу из мира в девушку. А потом джинн хлопает в ладоши и смеется, и трибут из Четвертого чувствует, как ее словно что-то начинает резать - джинн разрушил их щит и смог нанести повреждения. 

 

Тай выхватывает из рук Доркас булаву, пока сирена создает новый щит, и булавой этой ударяет джинну по голове. К сожалению, ничего не происходит - только дальний джинн попадает в давно выставленный капкан. И пусть яд на него не действует, он все-таки получает небольшой удар. 

 

А дальше происходит какая-то чертовщина. 

 

Один из джиннов начинает светиться, наносит удар слева, но у него слегка скользит кинжал по щиту, что уменьшает силу удара. Другой смотрит на Тай, она чувствует, как что-то сжалось в груди, а перед глазами зароились мошки на мгновение. Тай чувствует себя так. будто дорогу ей перешла черная кошка - или же зеркальце, в которое она недавно смотрелась, было треснутым. В этот момент второй джинн тоже замахивается и пробивает щит, выставленный Доркас. 

 

Джинны, сговорившись, проходятся по девушкам кинжалами одновременно, запуская эти самые кинжалы в воздух, как бумеранги. Сирена получает огромный порез в районе живота - кровь льется так, словно это та самая вода, что обычно создает девушка. То же самое происходит и с Тай. В глазах что-то мерцает… 

 

И девочка вспоминает, что в стихотворении, что они все слышали, говорилось что-то про прах… Она ищет в сумке тарелку с пельмешками, а Доркас, словно страхуя, создает новый щит. 

 

Одновременно исчезает тарелочка с руки Тай - и один из джиннов. Девушки переглядываются и достают булавы - каждая свою - и бьют со всей силы по голове оставшегося джинна, который, кажется, оплакивал своего брата, а потому ничего не заметил…

 

И исчез в тумане. 

 

С этой секунды начинается все самое интересное. Ведь, как все знают, победитель может быть только один. И пока Тай, тяжело дыша, касалась одного из светящихся щитков, Доркас создала вокруг себя водяной вихрь, который залечил все ее раны и восстановил силы. 

 

А потом она почувствовала себя предателем. Когда встретилась глазами с Тай, которая, держась одной рукой за рану на животе, второй пыталась нащупать в сумке зелье. Нашла. Выпила.

 

И создала щит только вокруг себя.

 

Доркас не собиралась оправдываться, но если бы стала, то сказала бы Тай, что она не сможет напасть на нее сама. Честь, за которую она еще держалась, не позволила бы ей этого.

 

“А оставить ее истекать кровью позволила”, - проносится в голове у сирены, и она чувствует, как сама себя раздражает в эту самую секунду. 

 

Одна секунда. 

 

В Доркас летит осколок, который не делает с ней ровным счетом ничего. А вот в т=Тай летят шесть - к счастью, они только пробивают ее щит, но ранений не наносят. И тут на поляне что-то неуловимо мелькнуло, от вида чего подкосились колени. 

 

Смерть. 

 

За ними пришла настоящая смерть. 

 

Одна из них оказалась прямо перед Доркас и заглянула ей в ее глубокие глаза. И девушка чувствует, как в ней начинают высыхать моря и океаны - один взгляд смерти забирает у нее львиную долю ее жизни. Взмах косой - мощный порез заставляет бедро истекать кровью. 

 

Если это смерть, то бороться с ней бесполезно. Но если это что-то, что выглядит, как смерть, то можно попробовать стать одним из известных братьев.

 

Так думает девушка, вбрасывая в своего противника килограмм соли из сумки. И, видимо, это сама смерть - потому что не происходит ровным счетом ничего. Совсем. 

 

Тай тоже думает попробовать побыть братом в этот раз - она атакует смерть огнем, но этот огонь не наносит никаких повреждений. Смерть лишь начинает движение в сторону девочки, но в паре шагов от нее останавливается. И тогда Доркас создает щит.

 

Закрывающий их обеих.

 

- Я обещала, что буду тебя защищать, - звучит тихий голос Доркас. Тихий, но уверенный и решительным. А потом что-то происходит, и щит сужается, закрывая только сирену. Она уже собралась открыть рот, чтобы что-то объяснить, но Тай бросает ей:

 

- Я знаю, - и создает щит на них обеих. 

 

Смерть, чтобы были ближе к Доркас, разрубает оба щита - и тот, что закрывает обеих, и тот, что закрывал девушку, но дальше не нападает. А смерть, что стояла напротив Тай…

 

Она словно пришла за ней. Долго вглядываясь в ее лицо, она протягивает руку и костлявым пальцем касается ее лба. 

 

Тай видит поляны своего дистрикта, солнце, бабочек, единорогов. На этой поляне к ней подбегает один из единорогов и зовет за собой. Тай слабо сопротивляется, пытаясь вспомнить что-то очень важное, но единорог так зовет, что она отбрасывает сомнения и уходит с ним.

 

Наверное, она видела именно это. Доркас не знала, что именно, потому что видела только то, как Тай рухнула на землю и побледнела.

 

От крика Доркас дрожат невидимые стены купола, поднимается ветер и ломаются ветви деревьев. А может быть и не от крика… Но все же она пытается. Пытается вернуть долг. Пытается спасти ее в последний раз. Тарелка с пельмешками возникает в руке девушки, она сжимает ее так сильно, что края чуть ли не разрезают ей ладонь, но ничего не происходит. 

 

Внутри купола возникают эльфы-ареновики, которые трансгрессируют с телом Тай, а потом становится очень тихо. 

 

И вот тогда в Доркас начало буйствовать море. Она сбрасывает в себя все артефакты, сумку, топчет их, пока слезы застилают ее лицо - то ли слезы горя, то ли слезы ярости. В бликующих от солнца слезах она видит что-то мерцающее - видимо, границу купола, подбегая к которой, начинает яростно стучать по ней кулаками. 

 

- Я вернула ее! Я ее вернула! Она тогда сделала это для меня! 

 

Она совершенно забыла, что на этой Арене никто не умирает. Но ей все равно кажется, что что-то умерло в последний момент. 

 

В ней. 

 

Доркас без сил падает на землю и оглядывается, высушивая слезы на своем лице одним взмахом ладони. Ни одной из смертей уже нет. Тихо, как бывает в мирное время. Солнце медленно садится, дует легкий ветер. Краснее закат. 

 

Где-то пролетает стая птиц и голос Распорядителя разносится над Ареной.

 

- Дамы и господа! Встречайте победителя Первых магических Голодных игр - трибут Четвертого дистрикта Доркас!

 

- ...и трибут Восьмого дистрикта Тай, - шепотом добавляет девушка, вспоминая, сколько раз они спасали друг друга из лап смерти. Без этой девочки она бы пережила ту ночь в домике с водяной мельницей. Не одолела бы сильных монстров, которые каждый раз не выносили их совместной атаки. Не владела бы таким количеством сильнейших артефактов. Не собралась бы воедино после того, как ее разрубили на несколько частей. 

 

Вот только в итоге она смогла, а Тай - нет. 

 

Но затем Доркас видит, как перед ней  с неба спускаются два пегаса, на одном из которых сидит Распорядитель, а на другом - Морохир. Девушка долго смотрит в глаза Распорядителю - слишком долго - и вспоминает свое видение и видений Тай. Пробежавшись взглядом по лицу Анетт, она отвернулась и молча сделала уверенный шаг к Хиро, который тут же подал ей руку. И впервые за долгие дни Доркас почувствовала себя так, будто вернулась домой.

 

Пегас взмахивает крыльями.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
  • Печально 1

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать

Вы сможете оставить комментарий после входа в



Войти

×